Среда, 29.03.2023
Мой сайт
Форма входа

Царство Животные
Тип Хордовые
Класс Птицы
Отряд Гагарообразные
Семейство Гагаровые
Вид Гагара краснозобая Gavia stellata

Colymbus stellatus Pontoppidan, 1763, Danske Atlas, 1, с. 621, Дания

Гнездящийся, перелетный вид. Самая мелкая из гагар (размах крыла до 120 см, вес до 2,5 кг.). Окраска на расстоянии кажется двухцветной: голова и верхняя сторона тела тем­ные, нижняя — белая. Клюв топкий, острый, производит впечатление несколько «вздернутого». Видеть краснозобую гагару чаще всего при­ходится на воде, реже в воздухе и в виде исключения на суше — только насиживающей кладку. Краснозобая гагара великолепно плавает и пыряет. На воде птица держится довольно высоко (однако обычно ниже уток), при опасности погружается так что над водой остается только узкая полоска спины, голова и шея, а иногда вообще видна только голова. Часто вертикально привстает на воде, хлопая крыльями, охотно плавает на боку и даже брюхом кверху. Заныривает совершенно беззвучно, опуская голову в воду, по иногда ныряние сопровождается громким всплеском («шум­ный нырок» входит как составляющая часть в территориальное и брач­ное  поведение,  а  также  в  отвлекающую  демонстрацию  около  гнезда). Под водой плывет, работая ногами, помогая иногда движениями крыльев. Наибольшая продолжительность пребывания под водой 90 с, обычно 40—50 с. Глубина ныряния 2—9 м, однако известны случаи ныряния до 21 м. В полете краснозобая гагара по­хожа на утку, но из-за вытянутых назад сравнительно больших лап кажется относительно более длинной и короткокрылой. Полет быстрый, прямолинейный, с частыми довольно глубокими взмахами крыльев, шея в полете вытянута вперед и прогнута вниз. Летают краснозобые гагары поодиночке, и даже брачные партнеры никогда не держатся в воздухе близко друг к другу. С воды птица поднимается заметно легче других гагар, с небольшим разбегом, при посадке на воду опускается не на лапы, как утки, а на грудь. По суше передвигается лишь в крайних случаях, ползком на брюхе, отталкиваясь лапами и помогая себе крыль­ями, или в вертикальном положении с опущенной к земле головой. Легче других гагар поднимается с земли и даже может иногда садиться на землю с полета. Вообще краснозобая гагара летает охотнее других гагар и часто при опасности предпочитает полет нырянию.

Голос краснозобой гагары очень звучен, набор кринов необычайно широк. В полете можно слышать хрипловатое убыстряющееся «га... га... га... гарраа», несколько более мелодичное, чем у чернозобой га­гары, но сходное по построению («Flight cackle») или одиночные отры­вистые крики «гак» или «хак» («каркающий крик» — Croaking). Иногда эти же звуки птица издает и на воде. Помимо этого, часто можно слы­шать мяукающие, стонущие или напоминающие хохот звуки, по тембру близкие к человеческому голосу. Особенно выразительны звонкий ме­лодичный повторяющийся крик «куиии... кукуии...», («Wailing» — «воющий крик»), характерный для территориальных пар, и унисональ-ный дуэт, звучащий как хриплое дребезжащее «хау-оп... хау-оп... хау-оп», исполняющийся в убыстряющемся темпе («долгий крик — «Long call»). При нырянии испуганная птица часто издает мелодичный короткий звук «уи» (мягче, чем у чернозобой гагары).

От других видов гагар краснозобая отличается заметно более мел­кими размерами, изяществом сложения (особенно тонкой шеей и не­большой головой), серой одноцветной окраской спинной стороны (на воде) и несколько «вздернутым» тонким клювом. Каштановое пятно на горле на расстоянии кажется черным и хорошим полевым признаком служить не может. В зимнем наряде для краснозобой гагары характе­рен светлый рисунок из беловатых пятен на спинной стороне, однако даже на небольшом расстоянии признак этот трудно уловим.

Последовательность смены нарядов у краснозобой гагары такова: первый пуховой — второй пуховой — гнездовый (первый зим­ний)— промежуточный (неполный брачный) —первый брачный — зим­ний (окончательный) —второй брачный (окончательный).

В Сибири  обитает номинативный подвид. Обнаружена на Новосибирских островах, на всем побережье от Урала до Чукотки. На юге гнездование отмечено на Оби у Березова (67⁰ с.ш.), в бассейне Таза (63⁰ с.ш.), в бассейне Енисея  под 59⁰ с.ш., возможно, по мнению Флинта (1982, 248) в северном Прибайкалье, в бассейне Вилюя, у Якутска, на Мае.

Иркутская область: северные районы (Флинт), западное побережье Байкала (Гагина). В ряде мест поймы Нижней Тунгуски, возможно перестала гнездится (Мельникова, Водопьянов) Сведения о численности отсутствуют. (Богородский, Литвинов, 1988)

 Область пролета обширна и птицы могут быть встречены на всей территории. (Флинт, 1982) С севера Западной Сибири летят на запад, из Средней и Восточной – на юг и восток к Тихому океану (Рябицев, 2014).

В малом количестве  среди водоплавающих птиц поймы реки Обь (Шурышкарском и Приуральском районах Ямало-Ненецкого нац. округа) (1959)

В гнездовое время заселяет тундровые, лесотундровые и таежные ландшафты. К северу проникает вплоть до арктических пустынь. На плоскогорьях до высоты 500 м. над уровнем моря. Основное условие – наличие гнездовых (мелкие и очень мелкие озера) и кормовых (крупные озера, реки, морские прибрежья) биотопов. Оптимальные для гнездования ландшафты – равнинные, сильно заболоченные тундры с развитой сетью озер, речные долины и приморская тундра. На пролете и зимовках – крупные озера и реки, морские заливы.

В тундрах и лесотундре обычная птица, в лесной зоне – редка. На Ямале, в 1978, плотность населения достигала 20 гнездовых пар на 100 квадратных километров, а в нижнем течении Индигирки всего 2-4 пары. По Кречмару (Флинт, 1982, 251) на западном Таймыре плотность составляет 1-3 пары на каждые десять озер.

По Флинту, точные сроки наступления половозрелости не установлены, предположительно в конце второго или на третий год жизни, (Флинт) в 2-6 лет (Рябицев). Моногамы. Образование пары, возможно, происходит в пределах гнездового ареала, летом. В тундры восточной Сибири прилетают в первой половине июня.

Для гнездования краснозобая гагара предпочитает совсем небольшие по площади (менее 1 га) водоемы, часто значительно (до десяти кило­метров) удаленные от кормовых биотопов — крупных озер, богатых ры­бой рек или морского побережья. Нередко такие гнездовые водоемы до­стигают всего 10—15 м в длину, и размер их, по-видимому, лимити­руется необходимой для взлета протяженностью водной поверхности. Характер водоема может быть различным. В пределах таежной и лесо­тундровой зон это, как правило, олнготрофные озера среди сфагновых болот или в межгорных понижениях, с четкими, лишенными прибреж­ной растительности берегами. Таких же водоемов придерживается крас­нозобая гагара и в относительно хорошо дренированных водораздель­ных тундрах. В обширных, сильно увлажненных равнинных тундрах речных долин она предпочитает мелкие, хорошо прогреваемые и зарос­шие околоводной растительностью (осоки, арктофила) озерки, часто рас­положенные в пределах котловин (лайд) больших озер. Каждое такое озерцо занимает одна пара. Характерно, что озера, на которых гнез­дятся краснозобые гагары, часто совершенно бескормны. Более круп­ные, проточные, глубокие, богатые пищей озера, которые предпочитают чернозобые гагары, краснозобыми, как правило, не заселяются. Пара от пары гнездится далеко, однако для Западной Европы при нехватке подходящих мест гнездования известны случаи образования на круп­ных озерах подобия колоний численностью до 20 пар. Гнездовые нары очень консервативны и из года в год гнездятся на одной и той же территории, а при недостатке подходящих водоемов — на постоянном озерке, используя часто одно и то же гнездо. Территориальное поведение проявляется в полетах над гнездовым участком, сопровождаемых криком. Территориальные нары с воды отвечают соседним парам или птицам, нарушившим границы территории, «воющим» или «долгим» криком, причем кричать может как один из партнеров, так и оба. В тех случаях, когда нарушившая границы гнездового участка птица нахо­дится на воде, территориальная пара плывет ей навстречу, принимая позу тревоги, специфичную для краснозобых гагар (шея вытянута вверх п вперед, клюв направлен косо вверх), во время которой демонстриру­ется каштановое пятно на горле. Затем пара начинает окунать клювы в воду и с плеском нырять, сопровождая это каркающим криком, после чего следует демонстрация «змеиной церемонии»: птицы медленно плавают бок о бок, глубоко погрузив тело в воду, вытянув шеи и издавая унисональный дуэт (долгий крик). Еще большую сте­пень агрессии выражает так называемая «поза пингвина»: обе птицы приподнимаются над водой, вытянув наклонно шею вверх и подняв клюв, одновременно хлопая лапами по воде. Иногда один из партнеров бросается на противника с поднятыми крыльями. Во время драки противники клюют друг друга в голову или шею, иногда даже атакуют из-под воды. Агрессию в гнездовый период краснозобая гагара проявляет и в отношении других видов птиц, особенно уток, причем выражается она в основном демонстративными бросками и нырками. Гнездо краснозобые гагары устраивают либо на суше, либо на воде. Гнезда первого типа характерны для олиготрофных озер различной глубины. Гнездо располагается на берегу совершенно открыто, у самого уреза воды (не далее 30—40 см), так чтобы птица могла легко на него вылезти и сойти с него в случае опасности. К гнезду обычно ведет лаз, по которому насиживающая птица соскальзывает в воду (иногда таких лазов бывает два). Наиболее часто птицы устраивают гнездо на не­больших мысках или на островках, но иногда и на совершенно ровном берегу. Гнездо строят оба члена пары, оно представляет собой плотно утрамбованную кучу мха, стеблей осоки или арктофилы, иногда с до­бавлением водорослей, которые птицы достают со дна водоема. На вер­шине гнезда имеется хорошо выраженное углубление — лоток. Размеры гнезда: диаметр 25—35, диаметр лотка 18—20, глубина лотка — 3—5 см. Как правило, гнездовая подстилка пропитана водой, но иногда гнездо устраивается на сухой сфагновой кочке. Несколько иначе устроены по­лупогруженные гнезда на мелководных озерах с развитой прибрежной растительностью: гнездовий материал птицы укладывают в воду в гу­стых зарослях осоки или арктофилы на глубине 30—80 см так, чтобы готовое гнездо, имеющее форму усеченного конуса, поддерживалось этими стеблями в воде. Постройка бывает в таких случаях довольно массивной, хотя над водой выступает всего на 5—8 см. Обычно такое гнездо хорошо укрыто окружающей растительпостью. Подстилка всегда пропитана водой.

Копуляция происходит па суше. Предкопуляционный ритуал начи­нается с окунания клювов в воду и шумных нырков, причем оба парт­нера первоначально лежат на воде друг против друга, вытянув навстречу шеи под углом 45°, и в убыстряющемся темпе одновременно опускают клювы в воду, а затем ныряют броском и разворачиваются под водой. Демонстрация повторяется несколько раз.  После этого самка  медленно плывет вдоль берега с подвернутым к груди клювом и, выбрав подхо­дящее место, выбирается на сушу, где замирает, иногда имитируя по­стройку гнезда. Это может повторяться несколько раз, прежде чем са­мец последует за самкой на берег. Во время копуляции самец держится на спине самки почти вертикально с опущенной вниз головой. После копуляции, которая длится 10—20 с, самец сразу же возвращается в воду, а самка некоторое время продолжает оставаться на суше, про­должая имитацию гнездостроения, иногда вытянув горизонтально шею. Копуляция повторяется около шести раз в сутки со времени образо­вания территории до откладки яиц, иногда и дольше. Изредка копуля­ция  происходит на воде вне гнездовой территории.

Откладка яиц обычно начинается в Западной Европе в середине мая, на Мурмане и Белом море в конце мая — начале июня, в тундрах Западной и Восточной Сибири — во второй-третьей декадах июня. При холодных затяжных веснах начало откладки может происходить даже в первой половине июля (на Ямале в 1978 г. 10—14 июля). Интервал между откладкой яиц 24—36 ч, но изредка значительно дольше (до восьми суток). Полная кладка в подавляющем большин­стве случаев состоит из двух яиц (80—90%), значительно реже из од­ного (10—20%) и как величайшая редкость — из трех. Нормальна одна кладка в году, но при потере кладки в начале инкубации птицы могут отложить вторую с интервалом в пять-семь дней. Яйца эллипсоидно-удлиненной формы, скорлупа слабо зернистая, окраска сложная, основ­ной фон от зеленовато-оливкового до темного оливково-бурого, рисунок в виде четких неправильных буровато-черных редких пятен и крапи­нок, беспорядочно разбросанных по скорлупе, иногда пятна почти от­сутствуют. Скорлупа со слабым маслянистым блеском, по мере насижи­вания блеск заметно усиливается. Размеры:  из разных районов Сибири (Ямал, низовья Индигирки, о-в Врангеля, Чукотский полуост­ров) (16) 60,3—79,0x41,7 среднее 72,1х43,9 мм (Зоомузей МГУ). Вес ненасиженных яиц из разных районов Сибири (8) 66,9—80,5, среднее 74,0 г (Зоомузей МГУ). Насиживание начинается с первого яйца, насиживают оба члена пары, но самка значительно больше. При приближении опасности на­сиживающая птица чаще заблаговременно сходит незаметно на воду и плавает неподалеку от гнезда, не улетая даже при приближении чело­века. Иногда же птица подпускает человека вплотную и вылетает из-под ног, тут же садясь на воду. Свободная от насиживания птица либо находится на воде поблизости от гнезда, либо улетает на кормежку на подходящий водоем.

Длительность инкубации 24—29 суток. Птенцы рождаются асин­хронно, вес новорожденного птенца около 65 г при общей длине 160 мм. В течение первых суток птенцы остаются в гнезде, где их обогревают родители. В дальнейшем их обогревают в подходящих местах па берегу, куда иногда перевозят на спине. В течение одной-двух недель один из родителей непрестанно находится при птенцах, в от­сутствие родителей птенцы прячутся в прибрежной растительности или

под берегом. Начиная с третьей недели родители оставляют птенцов надолго во время кормовых отлучек, а иногда даже переводят их на более крупные озера. Птенцы не могут ходить по суше, а передвигаются своеобразными прыжками.

Начиная со второго дня родители кормят птенцов, принося в клюве мелкую рыбу, ракообразных или растительную пищу. Хотя птенцы мо­гут плавать и нырять с первого дня жизни, самостоятельно добывать корм они не умеют и выпрашивают его, плавая перед родителями, пища и поклевывая их в грудь и клюв. Как и у других видов гагар, между птенцами отчетливо развиты конкурентные отношения, птенцы агрес­сивны, и семейные связи между ними отсутствуют. Очень слаба и связь между птенцами и родителями. Самостоятельно кормиться птенцы начинают в возрасте четырех-шести недель, и семейная группа обычно распадается через восемь-десять недель, но отдельных птенцов роди­тели иногда продолжают кормить и позже, после переселения на озера или море. Птенцы начинают летать на 38—48-й день, когда они пол­ностью оперены. Величина гнездовой смертности (гибель кладок и пу­ховых птенцов) для территории Советского Союза неизвестна. Следует указать, что в пределах области гнездования проводят лето и негнездящиеся взрослые птицы. Как правило, держатся они в это время по рекам и крупным озерам. Годовалые птицы в промежуточном наряде лето проводят на море и на гнездовых озерах никогда не встре­чаются.

Краснозобые гагары активны кругло­суточно, особенно в гнездовое время в высоких широтах, в условиях кру­глосуточной освещенности. Добывание корма наблюдается как днем, так и ночью, демонстрация территориального и брачного поведения в ос­новном ночью, миграции чаще в светлое время суток, но достаточно обычны и ночью.

Во внегнездовое время держатся поодиночке, парами или неболь­шими стаями. В целом более общественны, чем другие виды гагар, что хорошо заметно во время кормежки, когда они собираются на водоеме небольшими группами, по четыре-восемь птиц. Как уже упомянуто, ино­гда даже на гнездовых озерах образуют подобие колоний численностью до 20 пар. На зимовках и пролете в местах, богатых кормом, краснозо­бые гагары собираются в довольно значительные скопления, насчитываю­щие иногда 175 и даже 500 птиц.

Спят краснозобые гагары на воде, повернув назад и положив на спину голову и шею, причем клюв часто несколько погружен в оперение спины.

На мелких гнездовых озерах краснозобые гагары не добы­вают пищу и регулярно летают кормиться на другие водоемы — на круп­ные озера, чаще на реки или на море. Кормовые полеты могут быть очень дальними, до 10 км и более. В отличие от других гагар краснозо­бые гагары предпочитают добывать корм на мелководьях озер и часто кормятся на речных перекатах, ныряя против течения, подобно кроха­лям. Корм добывают под водой при нырянии, добычу схватывают клювом. и убивают сжатием клюва. Охотничий участок при каждом вылете в бла­гоприятных условиях составляет 2—2,5 га.

Основной вид пищи — мелкая рыба, по всей вероятности, та, которая доминирует по численности в конкретном водоеме. В качестве второстепенных кормов отмечены икра рыб, ля­гушки, ракообразные (в том числе крабы), различные моллюски, водя­ные насекомые и черви, хотя возможно, что часть этих объектов попа­дает в желудки гагар с рыбой. Ранней весной, когда богатые рыбой во­доемы еще подо льдом, краснозобые гагары используют и растительную пищу.

Сведений о питании в тундрах Сибири практически нет.

Наибольший урон численности краснозобых гагар в гнездовый период наносят поморники и крупные чайки (серебристая, бургомистр), уничтожающие кладки, а в годы низ­кой численности мелких млекопитающих — песец. Против всех этих хищ­ников краснозобая гагара совершенно бессильна, однако ущерб от чаек и поморников резко возрастает при одновременном воздействии «фактора беспокойства»: на сидящую на гнезде птицу пернатые хищники, как пра­вило, не нападают, тогда как оставленное гнездо они отыскивают и уни­чтожают яйца очень скоро. Потревоженные гагары долго не возвраща­ются на гнездо, и это резко повышает гибель кладок. «Фактор беспо­койства» крайне неблагоприятен и сам по себе, так как ведет к прекра­щению гнездования на водоеме, часто посещаемом людьми. На некоторых тундровых озерах пуховых птенцов краснозобой гагары иногда поедают щуки, но этот факт сказывается не так заметно, потому что краснозобая гагара гнездится обычно на совсем мелких водоемах, где щуки не обитают.

Иа зимовках серьезную опасность для гагар представляет загрязнение воды, особенно нефтепродуктами. Как в гнездовой области, так и па зи­мовках краснозобые гагары часто гибнут в ставных рыболовных сетях, хотя в общем гораздо реже, чем чернозобые, так как кормятся на отно­сительно более мелководных участках озер и рек.

Краснозобая гагара формально отно­сится к числу охотничье-промысловых видов птиц. Однако правильной регламентированной охоты на нее не ведется. Коренное население Край­него Севера использует мясо краснозобой гагары в пищу, но добывает ее п основном случайно, попутно с другими видами птиц и в значительно мопьшем количестве, чем более обычную чернозобую гагару. Из шкурок краспозобых гагар, спятых с шеи и живота, в прошлом изготовлялись дам­ские шляпы и легкие декоративные воротники и аппликации, но в насто­ящее время эти изделия полностью вышли из моды и промысел прекра­тился. Ущерб рыбному хозяйству краснозобая гагара в связи с невысо­кой общей численностью не причиняет. Специальных мер охраны краснозобых гагар не предусмотрено. (Флинт, 1982)

Краснозобая гагара в бассейне Вилюя в количественном отношении значительно уступает чернозобой. Видимо, здесь этот вид находится на южной границе своего ареала. В сводке «Птицы Советского Союза» написано, что эта птица встреча­ется в западной половине Якутии примерно до Вилюя, Якут­ска. К. А. Воробьев (1963) указывает, что в Лено-Хатангском крае и по Анабару краснозобые гагары многочисленны н пре­обладают над чернозобыми и что их особенно много до озерам предтундровой лесной полосы.

Нам не удалось выяснить точно вопрос о характере пребы­вания краснозобой гагары в бассейне Вилюя. Летние находки в гнездовое время экземпляров краснозобой гагары не могут еще доказать, что эти птицы здесь гнездятся. Известно, что у гагар, как утверждают орнитологи, имеется «резерв холостых» птиц. Возможно, что часть птиц запаздывает на пролете.

Более часто встречается краснозобая гагара в бассейне нижнего течения Вилюя и, возможно, что гнездится по озерам северо-восточной части вилюйского бассейна. Нами она не найдена в верховьях Вилюя у 66-ой параллели на озерах Сюриндинской озерной котловины.

Таким образом характер пребывания краснозобой гагары на Вилюе достоверно установить не удалось. По литературным данным известно, что эта птица более обычна в зоне тундры и в северной половине лесной полосы, где местами гнездится к югу до 64° с. ш. (Андреев, 1987: 18)

 

 

Литература

Абрамов В. И. Наблюдения над водоплавающими птицами низовьев Оби  // Орнитология, 1959, № 2. с. 109-110

Андреев Б. И. Птицы Вилюйского бассейна. – 2-е изд., перераб. и доп.. – Якутск: Кн. изд-во, 1987 – 192 с., ил.

Баранов А.А. Птицы Алтай-Саянского экорегиона: пространственно-временная динамика биоразнообразия: монография. Т. I / под общ. ред. д-ра биол. наук, профессора Ц.З. Доржиева; Краснояр. гос. пед. ун-т им. В.П. Астафьева. -Красноярск, 2012. - 464 с, 32 с. ил.

Птицы Южного Зауралья: Лесостепь и степь: В 2 т. / Т.К. Бли­нова, В.Н. Блинов. — Новосибирск: Наука. Сиб. предприятие РАН, 1997. — Т. 1: Фаунистический обзор и охрана птиц. — 296 с.

Птицы Южного Зауралья: Лесостепь и степь: В 2 т. / Т.К. Бли­нова, В.Н. Блинов. — Новосибирск: Наука. Сиб. предприятие РАН, 1999. — Т. 2: Территориальная неоднородность населения птиц и динамические процессы. — 288 с.

Богородский Ю. В., Литвинов Н. И. Редкие и исчезающие наземные позвоночные животные Иркутской области // Редкие наземные позвоночные Сибири. – Новосибирск: Наука, 1988 – с. 35-41

Бочкарева Е.Н. Птицы Центрального Алтая: Численность, распределение и про­странственно-временная дифференциация населения / Е.Н. Бочкарева, С.Г. Ливанов. - Новосибирск: Наука-Центр, 2013. - 544 с.

Ископаемые позвоночные России и сопредельных стран. Ископаемые рептилии и птицы. Часть 3. Отв. ред. Е. Н. Курочкин, А.В. Лопатин, Н.В. Зеленков. Справочник для палеонтологов и геологов – М.: ГЕОС, 2015 – 300 с. + 44 с вкл.

Коблик Е. А. Разнообразие птиц (по материалам экспозиции Зоологического музея МГУ), ч. 1. М.: изд-во МГУ. 2001. 384 с.

Коблик Е. А., Архипов В. Ю. Фауна птиц стран Северной Евразии в границах бывшего СССР: списки видов. – Зоологические исследования, № 14. 171 с.

Козлова Е. В. Отряд Colymbiformis (=Pygopodes) – Гагарообразные // Птицы СССР часть I М.-Л., 1951 (Определители по фауне СССР) – с. 31-41

Рябицев В. К. Птицы Сибири: справочник-определитель: в 2 т.  – Москва; Екатеринбург: Кабинетный ученый, 2014. Т. 1. – 438 с.

Рябицев В. К. Птицы Сибири: справочник-определитель: в 2 т.  – Москва; Екатеринбург: Кабинетный ученый, 2014. Т. 2. – 456 с.

Флинт В. Е. Краснозобая гагара / Птицы СССР. История изучения. Гагары, поганки, трубкообразные. М.: 1982. – с. 245-256

Юдкин В.А. Птицы подтаежных лесов Западной Сибири. — Новоси­бирск: Наука, 2002. - 488 с.

www.sibirds.ru Птицы Сибири (электронный ресурс)

 Форум

 

Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2023