Воскресенье, 10.12.2023
Мой сайт
Форма входа

Царство Животные
Тип Хордовые
Класс Птицы
Отряд Гагарообразные
Семейство Гагаровые
Вид Гагара чернозобая Gavia arctica

1. Чернозобая гагара Gavia arctica (Linnaeus, 1758)

Colymbus arcticus Linnaeus, 1758, Syst. Nat. ed. 10, с. 135, Швеция

Синонимы:

Gavia viridigularis Dwight, 1918, Auk, 35, с. 198, Гижига, северо-восточная часть Охотского моря.

Полосатая гагара (рус. син.)

Гнездящийся, перелетный вид.

Общая характеристика и полевые признаки. Среднего размера гагара (крупнее краснозобой, но заметно мельче белоклювой и полярной). Об­щая длина 580—750 мм, размах крыльев 1100—1400 мм. Окраска, как и у других гагар, двухцветная: верх темный, низ белый. Наблюдать птицу приходится па воде или в полете, изредка на гнезде. На воде в спокой­ном состоянии она держится относительно высоко, но, будучи потрево­женной, погружается глубже, так что видны только узкая полоска спины и голова с шеей. В полете несколько напоминает крупную утку, но бла­годаря вытянутым назад ногам кажется более длинной и короткокрылой. Полет быстрый, с частыми взмахами крыльев, прямолинейный, мало ма­невренный, повороты по широкой дуге, к резким крутым поворотам чер­нозобая гагара неспособна. Летают обычно поодиночке, даже в брачной паре чернозобые гагары никогда не летят близко друг к другу, а на не­котором удалении и часто на разной высоте. На пролете стай в воздухе не образует, и лишь изредка можно наблюдать разрозненные группы, хотя на воде кормится в значительных (до двух-трех десятков птиц) скоплениях. С воды поднимается тяжело, обязательно с длинным разбе­гом и, как правило, против ветра, с земли не может взлететь вовсе. Пре­красно плавает и ныряет. При нырянии иногда беззвучно погружается в воду, иногда заныривает с громким демонстративным всплеском («шум­ный нырок»). Под водой может пробыть до 135 с, обычно 40—50 с. Глу­бина заныривания зависит от глубины водоема, известны случаи погру­жения до 45—46 м, обычно же гораздо меньше. На суше передвигается с трудом, ползком на брюхе, отталкиваясь лапами и помогая крыльями. В естественных условиях, однако, это случается ис­ключительно редко.

Голос чернозобой гагары очень разнообразен и трудно передается сло­вами. В полете наиболее часто можно слышать хриплое, постепенно убыстряющееся «га.. .га.. .га.. .га. ..гарррааа» («Flight cackle») или оди­ночное отрывистое «гак» («Croaking»), на воде — очень громкое, но ме­лодичное повторяющееся «ку-ку-иии» («Wailing»), выполняющее роль акустической маркировки гнездовой ц кормовой территории. В предгнездовый и гнездовый периоды птицы часто исполняют унисопальный дуэт («Long call»), состоящий из ряда хриплых пронзительных вскриков, по­строенных в различной тональности. Иногда этот дуэт исполняется груп­пой гагар, что особенно характерно для предгнездового периода. Испу­ганная птица при нырянии нередко издает короткий отрывистый крик «уй». Помимо упомянутых криков, чернозобые гагары издают значитель­ное число других звуков, часто напоминающих лай и вой собаки, кар­канье или даже голос человека. Вообще, вокализация чернозобых гагар чрезвычайно богата и недостаточно изучена. Летом и особенно весной чернозобые гагары очень крикливы, тогда как на пролете и на зимовках исключительно молчаливы.

От краснозобой чернозобая гагара отличается, помимо крупных раз­меров и деталей окраски, прямым (не «вздернутым») клювом, а в полете более грубым сложением, шея кажется относительно более короткой и тонкой. От белоклювой и полярной гагар чернозобую на значительном расстоянии легче всего отличить по серой (не черной) окраске головы. В зимнем наряде окраска спинной стороны чернозобой гагары значительно более однородна, чем у краснозобой. Наиболее сложно отличить черно­зобую гагару от белошейной, хотя при известном навыке это удается безошибочно.

Последовательность смены нарядов чернозобой гагары в це­лом аналогична другим видам гагар: первый пуховой—второй пуховой— гнездовый—промежуточный (неполный брачный) — неполный зимний — первый брачный (окончательный) — зимний (окончательный).

Ареал охватывает арктическую и бореальную зоны. Отмечена на арктическом побережье, на островах отсутствует. Так же ее нет и на северной оконечности  Таймыра и в полосе прибрежных тундр от низовьев Яны и далее на восток. На юге отмечена на Алтае, предгорьях Саян, Туве (озера Убса-Нур и Тере-Холь), Прибайкалье, Забайкалье, бассейне Амура.

Кроме номинативного подвида, в регионе обитает G. a. viridigularis. Флинт определяет границу между ними по следующей линии – восточнее дельты Лены на юг через бассейн Вилюя к Байкалу. Первый подвид обитает к западу от этого рубежа, а второй к востоку.

В малом количестве  среди водоплавающих птиц поймы реки Обь (Шурышкарском и Приуральском районах Ямало-Ненецкого нац. округа) (1959)

В пределах региона не зимует. Во время пролета могут встретиться в практической любой точке Сибири. Миграции сибирских популяций не изучены. Летят на высоте 300-500 метров поодиночке или парами. Скопления образуют только в воде.

В гнездовое время населяет средние и крупные озера в самых различных ландшафтах, до высоты 2100-2300 метров над уровнем моря (Алтай, Саяны). Наиболее оптимальны равнинные тундры с сетью разнообразных озер, лесотундры и озерная лесостепь. Здесь она обычна, может быть многочисленна (тундра). На пролете встречается по речным долинам, крупным озерам и на море.

В тундре и лесотундре местами многочисленна; обычна в озерной лесостепи Западной Сибири, сейчас, однако, как и в большинстве других мест, относительно редка. Наиболее обычна среди всех видов гагар. В зоне настоящих тундр, как правило, доминирует по численности над краснозобой гагарой и распределение плотности ее гнез­дования сравнительно равномернее. На Ямале в 1978 г. плотность со­ставляла местами до 40 пар на 100 км2, в низовьях Индигирки (пос. Берелях) — до 44 пары на 100 км2. В тундре, лесотундре и северной тайге западного Таймыра на каждые 10 озер приходится от двух до пяти гнез­довых пар (Кречмар, 1966).

Половой зрелости достигают не ранее, чем на третьем году жизни. Моногамы, пары постоянны. В Сибире начало гнездования в третьей декаде июня, иногда  и в середине июля (если весна была холодная), например на Ямале в 1978 10-14 июля.

В соответствии со значительной площадью гнездового ареала, охва­тывающего несколько ландшафтно-географических зон, избираемые чер­нозобой гагарой для гнездования водоемы могут быть очень различными. В степной и лесостепной зонах это обычно крупные н средней величины озера с большим зеркалом чистой воды и хорошо развитым тростнико­вым поясом и богатой надводной растительностью; однако нередко за­селяются и мелкие, заросшие рогозом и хвощами водоемы с отдельными зеркалами открытой воды и даже плеса степных речек со слабым тече­нием. В лесной и лесотундровой зонах, а также в горах наиболее типич­ным местом гнездования чернозобой гагары являются крупные олиго-трофные озера со сравнительно чистой и прозрачной водой и слабо раз­витой прибрежной растительностью. В тундрах практически пригодны все водоемы, от очень крупных олиготрофных озер до мелких, заросших осоками и арктофилой луж среди «лайд» (переувлажненных котловин больших озер). Поскольку чернозобые гагары часто летают кормиться на соседние водоемы, наличие рыбы и другой пищи в гнездовых озерах не обязательно, хотя, как правило, они, в отличие от краснозобых, предпо­читают гнездиться на кормных озерах. Важный лимитирующий фак­тор — достаточная для разбега и взлета длина водоема (обычно не менее 15—20 м). Иногда чернозобые гагары гнездятся на совсем маленьких озерках, но всегда связанных протоками с более крупными, куда птица в случае опасности попадает вплавь. Предпочитания какого-либо опреде­ленного типа водоема не прослеживается. Как правило, на озере гнез­дится одна пара, но на крупных озерах, особенно с глубоко изрезанными берегами, могут гнездиться до трех-четырех пар. На крупных озерах гнездовые территории составляют 50—150 га, а расстояние между гнездами по береговой линии редко составляет менее 200—300 м. При гнез­довании на системах мелких озер расстояние между гнездами не имеет принципиального значения, и отдельные гнездовые озера могут отстоять друг от друга всего на 50—100 м. Гнездовые пары очень консервативны и гнездятся из года в год на одних и тех же водоемах, часто (но не обязательно) используя постоянное гнездо.

В области гнездования всегда держится небольшое количество холостых птиц, однако с гнездовых территорий они изгоняются. Чаще всего их можно наблюдать по рекам. В горах они держатся на озерах значи­тельно выше, чем гнездящиеся пары.

Территориальное поведение чернозобой гагары напоминает поведение краснозобой, но в целом несколько менее ритуализированно. Основные его проявления — маркирующие полеты над территорией, сопровождае­мые голосовой сигнализацией, оповещение соседей «долгим» или «вою­щим» криком с воды и агрессивное поведение по отношению к наруши­телям границы территории. Каждую пролетающую гагару территориаль­ные пары встречают с воды «воющим» криком. Агрессивное поведение включает такие элементы, как поза тревоги, «шумные нырки», «змеиная церемония», своеобразный «круговой та­нец». Как правило, отдельные элементы агрессивного поведения также сопровождаются вокализацией. Поза тревоги отличается от таковой краснозобой гагары — птица не вытягивает, а S-образно выгибает шею. «Круговой танец» состоит в том, что один или оба члена терри­ториальной пары плавают кругами, периодически погружая в воду клюв и затем принимая позу тревоги, что в целом дает возможность демонстри­ровать как черное горловое пятно, так и другие детали окраски. Наиболь­шая форма агрессии выражается в бросках с поднятыми или разверну­тыми крыльями, сопровождаемыми разбрызгиванием лапами воды. Драки редки, но тем не менее известны и даже со смертельпым исходом.

Чернозобая гагара строит гнезда нескольких типов. Первый, наибо­лее распространенный тип характерен как для плакорных, сравнительно глубоких олиготрофных озер с четко выраженными и сравнительно су­хими берегами, так и для разной величины озер низменной тундры с при­брежным мелководьем и густым бордюром из осоки по берегам. Гнездо располагается иа берегу, совершение- открыто у самого уреза воды (как правило, не далее 30—50 см), так что птица легко может выбраться на сушу или сойти с гнезда в воду в случае опасности. К гнезду ведет хо­рошо заметный лаз, но которому насиживающая птица соскальзывает в воду. Иногда таких лазов бывает два: один для входа в гнездо, другой, более короткий — для схода на воду. Для устройства гнезда обычно изби­рается мысок, полупогруженная кочка или небольшой островок, но не­редко гнездо строится на совершенно ровном берегу. В постройке гнезда принимают участие оба члена пары, но основная роль принадлежит самцу. Гнездо представляет собой плотно утрамбованную плоскую кучу сфагнума, стеблей осоки или арктофилы (прошлогодних или свежих), иногда с добавлением водорослей, которые птицы достают со дна водоема. На вершине имеется хорошо выраженный лоток. Как правило, гнездовая подстилка пропитана водой, но иногда бывает и совершенно сухой (на более высоких сфагновых берегах). Размеры гнезда (в см): диаметр 30—40, диаметр лотка 20—25, глубина лотка 3—4. Гнезда второго, не­сколько более редкого типа устраиваются на мелководьях с глубиной 10—60 см в зарослях осок и арктофилы. Такое гнездо представляет собой грубое подобие усеченного конуса, сложенного из стеблей, корневищ и листьев надводных растений и основанием погруженного в воду, где он либо опирается на дно, либо поддерживается в полуплавучем состоянии стеблями окружающих растений. Верхняя площадка конуса, образующая лоток гнезда, имеет 30—40 см в диаметре и выстлана свежими и прошло­годними стеблями растений. Гнездовая выстилка всегда пропитана водой. Гнезда третьего типа характерны для больших, заросших тростником озер лесостепной и степиой зон и располагаются на старых, уплотнив­шихся заломах тростника и наносах плавника, на глубоком месте. Такие гнезда по структуре принципиально не отличаются от гнезд первого типа, но еще более примитивны. Наконец, есть сведения об устройстве настоящих плавучих гнезд, но они, по-видимому, представляют собой редкость.

Предкопуляционное поведение на воде, как и у других гагар, состоит из «шумных нырков» с подводными бросками и окунания клюва в воду, производимых обоими членами пары. Нырки не сопровождаются криком, как при агрессивном территориальном поведении. Самка, прежде чем выйти для копуляции на сушу, плывет вдоль берега с подвернутым к горлу клювом, неоднократно приглашая самца к копуляции. Сама ко­пуляция происходит на суше в той же последовательности, как и у краснозобых гагар, обычно перед восходом солнца, и повторяется три—пять раз в течение дня с прилета до откладки яиц.

Как указывалось выше, начало откладки яиц зависит от широты ме­стности, состояния ледового покрова и локальных условий весны. Яйца откладываются с интервалом 24—48 ч., но известны случаи, когда интер­вал достигал четырех суток. Полная кладка нормально состоит из двух яиц, реже из одного и еще реже из трех. В Финляндии из 78 первых кла­док 13% состояло из одного яйца, 86% из двух и 1% из трех яиц; две повторные кладки содержали по одному яйцу, четыре по два яйца и одно — три яйца. В тундрах в годы с поздней затяжпой весной величина кладки в целом ниже (Томкович, Флинт, 1974). Нормально одна кладка в году, но при утере кладки в начале инкубации возможна повторная. Яйца, как и у других гагар, эллипсоидно-удлиненной формы, скорлупа слабозернистая, окраска сложная, основной фон темный, от зеленовато-оливкового до оливково-бурого, рисунок в виде четких неправильных ред­ких буровато-черных пятен и крапинок, беспорядочно расбросанных по поверхности яйца, иногда пятна почти отсутствуют. Скорлупа со слабым маслянистым блеском, который заметно усиливается по мере насижива­ния. Размеры (в мм): G. a. arctica с Ямала (10) 72,2—81,1 X 43,0—50,2, среднее 77,2 X 47,7 (коллекция Зоомузея МГУ); вес 10 яиц с Ямала 72,5—105,5, среднее 92,1 г (Зоомузей МГУ); G. a. viridigularis (20) 73,5—86,9x47,6—53,2, среднее 80,3X50,7 мм, вес 92,1—116,5, среднее 105,5, вес скорлупы 8,0—11,6, среднее 9,8 г (коллекция Зоомузея МГУ).

Инкубация у чернозобных гагар начинается с первого яйца, насижи­вают оба члена пары, но самка бывает на гнезде значительно дольше. При приближении опасности насиживающая птица обычно незаметно сходит на воду и, присоединяясь к свободному партнеру, плавает непо­далеку от гнезда. Возвращается на гнездо только тогда, когда опасность полностью миновала. С гнездового озера птица при опасной ситуации, как правило, не улетает. Очень редко приблизившегося к гнезду человека чернозобая гагара подпускает вплотную и даже проявляет агрессивность, делая броски с развернутыми крыльями.

Инкубация длится 28—30 дней. Птенцы вылупляются асинхронно. Вес только что вылупившегося птенца около 75 г при общей длине около» 170 мм. После вылупления птенцы остаются в гнезде дольше, чем краснозобые гагары, обычно двое-трое суток. Поведение пуховых птенцов, их связи друг с другом и с родителями и кормежка — как у краснозобой га­гары. Самостоятельно добывать корм птенцы начинают в возрасте 60— 70 дней, примерно в эти же сроки (в середине — конце сентября) они на­чинают летать и, покинув гнездовое озеро, переходят к самостоятельной жизни. Эмбриональная и птенцовая смертность высока: по наблюдениям в Финляндии из 159 яиц чернозобой гагары вылупилось 72 (45%) птенца,. из них поднялось на крыло только 34 (21%), таким образом, смертность составляет около 80%.

Чернозобые гагары, как и краснозобые, имеют круглосуточную активность, особено в северных частях аре­ала, лежащих за Полярным кругом. Мигрируют преимущественно днем, чаще под вечер, но нередко и ночью. Территориальные и брачные демон­страции как днем, так и в ночное время. В тундрах «концерты» чернозо­бых гагар, когда две-три пары, гнездящиеся на соседних озерах, одновре­менно начинают исполнять унисональный дуэт и«воющий крик», осо­бенно часто слышны вечером и во вторую половину ночи.

В гнездовое время держатся парами, на пролете и зимовках пооди­ночке и парами, нередко образуя небольшие группы, особенно вскоре после весеннего прилета в гнездовую область, когда на озерах и реках только что появились первые промоины и водная поверхность, пригодная для добывания корма, строго лимитирована. В это время часто можно на­блюдать плотные стайки по 10—15 птиц, кормящихся совместно. Однако при тревоге такие группы, поднимаясь в воздух, разлетаются в разные стороны. Если на озере гнездится более одной пары чернозобых гагар, то при появлении опасности птицы, покинувшие гнезда, также сбиваются в тесную стайку и держатся вместе на середине водоема.

Спят чернозобые гагары, как и краснозобые, на воде, завернув назад и положив на спину голову и шею. Сон короткий, но в течение суток птицы отдыхают несколько раз, чаще всего около полуночи и среди дня (с 13 до 16 часов).

Основная пища чернозобых гагар — мелкая и средней вели­чины рыба, которую они добывают как па гнездовых озерах, так и уле­тая за ней на реки или крупные, богатые рыбой озера, реже на море. На пролете также кормятся главным образом на озерах и реках, а на зимов­ках— почти исключительно на море. На кормежке, как упоминалось, не­редко образуют стайки и ловят рыбу совместно, выстроившись в линию. В отличие от краснозобых гагар никогда не ловят рыбу на речных пере­катах. Пищу добывают, ныряя под воду и захватывая ее клювом, причем рыб убивают сильным сжатием клюва.

На пресных водоемах питаются окунями, форелями, ель­цом, плотвой, уклейкой, молодью щук и сазанов. Часто поедают ракооб­разных, преимущественно бокоплавов, особенно в период выкармливания птенцов, когда птицы подолгу добывают корм на гнездовых озерах. По­мимо ракообразных, в диете чернозобых гагар отмечены черви, моллюски и водяные насекомые (водяные жуки, личинки стрекоз), а также изредка лягушки. Иногда, особенно весной, поедают водные растения и их семена. Пуховых птенцов выкармливают вод­ными беспозвоночными, главным образом ракообразными, а позже — мел­кой рыбой.

Как и у краснозобой гагары, наи­более серьезными естественными врагами чернозобой гагары являются поморники, крупные чайки (серебристая чайка, бургомистр) и песец, хищническая деятельность которого особенно губительно сказывается в годы глубокой депрессии численности леммингов и полевок. В такие годы кладки чернозобых гагар оказываются уничтоженными на 90— 100%, причем голодные песцы переплывают даже на островки, далеко отстоящие от берега, чего они в обычные годы практически не делают. Ущерб от поморников и чаек резко усиливается при воздействии фактора беспокойства, так как для гагар человек представляет значительно более интенсивный раздражитель: если человек стоит на берегу гнездового во­доема или хотя бы просто находится в поле зрения гагары, она совер­шенно не реагирует на пернатых хищников, которые могут расклевывать яйца буквально у нее «на глазах». Фактор беспокойства играет исключи­тельно сильную отрицательную роль и сам по себе, и водоемы, часто по­сещаемые людьми, гагары перестают использовать для гнездования. Не­сомненно, в этом главнейшая причина сокращения гнездового ареала и численности гагар в густо населенных областях европейского центра СССР, в Волжско-Камском крае и Приуралье. Для пуховых птенцов серьезную опасность представляют крупные щуки, которые в тундровых озерах ме­стами достигают высокой численности. Местное население при случае собирает яйца гагар и употребляет их в пищу, однако в целом действие этого фактора незначительно.

Гораздо более серьезно отражаются на численности молодняка локаль­ные климатические аномалии. При затяжных холодных веснах начало гнездования гагар сильно запаздывает (вплоть до середины июля). В та­ких случаях птенцы практически не имеют достаточно времени для подъ­ема на крыло и могут полностью погибнуть. Взрослые птицы в весьма значительном количестве гибнут в ставных рыболовных сетях, а на море во время зимовки особую опасность для ннх представляет химическое за­грязнение воды, особенно нефтепродуктами.

Хозяйственное значение, охрана. Чернозобая гагара формально отно­сится к числу охотннчье-промысловых видов птиц, однако никакой пра­вильной охоты на нее не ведется. Коренное население Крайнего Севера использует мясо чернозобой гагары в пищу, но добывают ее по большей части случайно. Практиковавшийся в прошлом промысел чернозобых га­гар на шкурки, которые использовались для изготовления дамских шляп и легких декоративных воротников, в настоящее время полностью прекра­щен. В связи с ограниченной общей численностью чернозобая гагара не причиняет ущерба рыбному хозяйству. Специальных общесоюзных мер охраны в отношении чернозобой гагары не предусмотрено. (Флинт, 1982)

 

В вилюйском бассейне почти нет ни одного крупного озера, где бы не встречалась парочка черно­зобых гагар. Эта птица широко и равномерно распространена по всему Вилюю — от его истоков до самого устья.

Весной чернозобые гагары прилетают поздно. Средняя дата прилета в окрестностях с. Шея—20 мая. В это время на боль­ших озерах сохраняется часть ледяного покрова, и гагары вы­нуждены держаться на реке или на малых и средних озерах. Для гнездования они выбирают большие озера, богатые ры­бой. Как только растает лед на озерах, примерно с первой де­кады июня, у гагар замечается брачное оживление — птицы часто кричат, оглушая безмолвную до этого окрестность озер далеко слышным звонким голосом, который мы передаем как «ку-ку-куак, ку-ку-куак». Кроме этого крика чернозобая гагаpa, особенно на лету, издает громкие гогочущие звуки «га­га-га».

Кладка начинается в конце июня. Гнезда гагар, которые мне довелось видеть, помещались в 30—40 см от воды на бе­регу озер и представляли собой просто подмятые или плохо утоптанные бесформенные кучи прибрежной растительности. Сидящие на гнездах птицы при появлении человека бесшумно ныряют и под водой проходят большое расстояние.

Вылет птенцов в середине августа. Как только птенцы окрепнут, гагары с летными выводками перебираются на реку, где держатся семьями до самого отлета.

Осенний отлет чернозобых гагар происходит очень поздно и в иные годы птицы задерживаются на полыньях реки до по­следних чисел октября. Так, на Вилюе у пос. Мянк в 1965 г. стая гагар из 10 птиц держалась до 24 октября, когда полным ходом шла шуга. Река в ночь с 24-го на 25-ое встала. Добытая в этот день молодая птица весила 1620 г. Интересные данные кольцевания гагар приводит К. А. Во­робьев (1963). Две гагары, окольцованные на Балтийском море, были добыты — одна в Оленекском районе, другая в дельте Лены. При этом установлено, птицы с кольцами про­жили по 11 и 13 лет. Следовательно, наши гагары летят осе­нью не на юг, а на запад и проделывают более 6000 км.

Хотя в тундровой зоне Якутии население очень высоко це­нит вкусовые качества гагар и усиленно за ними охотится, на Вилюе они добываются только случайно и мясо их не употреб­ляется в пищу.

Вред, приносимый гагарами рыбному хозяйству, может быть ощутим разве только осенью, когда эти птицы питаются на Вилюе очень ценной промысловой рыбкой — тугунком, у ко­торого в этот период идет, нерест. В остальное время года они питаются в основном на озерах сорной рыбой — гольяном. (Андреев, 1987: 18-19)

 

 

 

 

Литература

Абрамов В. И. Наблюдения над водоплавающими птицами низовьев Оби  // Орнитология, 1959, № 2. с. 109-110

Андреев Б. И. Птицы Вилюйского бассейна. – 2-е изд., перераб. и доп.. – Якутск: Кн. изд-во, 1987 – 192 с., ил.

Баранов А.А. Птицы Алтай-Саянского экорегиона: пространственно-временная динамика биоразнообразия: монография. Т. I / под общ. ред. д-ра биол. наук, профессора Ц.З. Доржиева; Краснояр. гос. пед. ун-т им. В.П. Астафьева. -Красноярск, 2012. - 464 с, 32 с. ил.

Птицы Южного Зауралья: Лесостепь и степь: В 2 т. / Т.К. Бли­нова, В.Н. Блинов. — Новосибирск: Наука. Сиб. предприятие РАН, 1997. — Т. 1: Фаунистический обзор и охрана птиц. — 296 с.

Птицы Южного Зауралья: Лесостепь и степь: В 2 т. / Т.К. Бли­нова, В.Н. Блинов. — Новосибирск: Наука. Сиб. предприятие РАН, 1999. — Т. 2: Территориальная неоднородность населения птиц и динамические процессы. — 288 с.

Богородский Ю. В., Литвинов Н. И. Редкие и исчезающие наземные позвоночные животные Иркутской области // Редкие наземные позвоночные Сибири. – Новосибирск: Наука, 1988 – с. 35-41

Бочкарева Е.Н. Птицы Центрального Алтая: Численность, распределение и про­странственно-временная дифференциация населения / Е.Н. Бочкарева, С.Г. Ливанов. - Новосибирск: Наука-Центр, 2013. - 544 с.

Коблик Е. А. Разнообразие птиц (по материалам экспозиции Зоологического музея МГУ), ч. 1. М.: изд-во МГУ. 2001. 384 с.

Коблик Е. А., Архипов В. Ю. Фауна птиц стран Северной Евразии в границах бывшего СССР: списки видов. – Зоологические исследования, № 14. 171 с.

Козлова Е. В. Отряд Colymbiformis (=Pygopodes) – Гагарообразные // Птицы СССР часть I М.-Л., 1951 (Определители по фауне СССР) – с. 31-41

Рябицев В. К. Птицы Сибири: справочник-определитель: в 2 т.  – Москва; Екатеринбург: Кабинетный ученый, 2014. Т. 1. – 438 с.

Рябицев В. К. Птицы Сибири: справочник-определитель: в 2 т.  – Москва; Екатеринбург: Кабинетный ученый, 2014. Т. 2. – 456 с.

Флинт В. Е. Чернозобая гагара / Птицы СССР. История изучения. Гагары, поганки, трубкообразные. М.: 1982. – с. 257-269

Юдкин В.А. Птицы подтаежных лесов Западной Сибири. — Новоси­бирск: Наука, 2002. - 488 с.

 

www.sibirds.ru Птицы Сибири (электронный ресурс)

 Форум

 

Поиск
Друзья сайта
  • Официальный блог
  • Сообщество uCoz
  • FAQ по системе
  • Инструкции для uCoz
  • Copyright MyCorp © 2023